Ян Жижка википедия биография, кто такой

Ян Жижка. Страшный Слепец и отец «сирот»

В прошлой статье («Чехия накануне гуситских войн») было рассказано о событиях в Чехии накануне гуситских войн и молодости одного из главных героев этой страны, Яна Жижки. Сегодня мы поговорим о сражениях, победах этого полководца и его смерти.

Ян Жижка и табориты

Жижка быстро завоевал авторитет в среде восставших, став признанным военным лидером их левого крыла — таборитов. Всеобщее уважение он завоевал в том числе и личной храбростью: до тех пор, пока Жижка не потерял второй глаз, он всегда лично принимал участие в боях, сражаясь не мечом, а шестопером.

Именно Жижка сумел создать настоящую армию из разрозненных и плохо вооруженных повстанцев, собиравшихся у горы Табор.

Армия Яна Жижки

Как известно, Ян Жижка, имея под своим командованием, помимо некоторого количества рыцарей, множество не обученных военному делу и слабовооруженных горожан и крестьян, добился огромных успехов в войнах с профессиональными армиями. Своим успехам он был обязан новой тактике, предусматривающей широкое применение в полевых сражениях вагенбургов.

Вагенбург Яна Жижки — это не просто поставленные в круг повозки (вагены). Такое бывало и до него. Во-первых, возы в армии Жижки сцеплялись между собой цепями и ремнями: переднее колесо одной телеги соединялось с задним колесом соседней. Во-вторых, и это главное, вагенбург Жижки состоял из отдельных тактических единиц — десятков и рядов повозок. Ряды повозок в случае необходимости могли организовать свой отдельный вагенбург. И десятки, и ряды имели своих командиров.

Экипажи повозок, численность которых доходила до 20 человек, были постоянными (а не набирались перед боем из случайных людей) и немало времени проводили в тренировках по отработке построения общего вагенбурга.

Закреплённые за повозкой воины, подобно экипажу современного танка, имели различные боевые специальности, и каждый из них выполнял только поставленную перед ним задачу, не отвлекаясь на посторонние. В составе экипажа были командир, 2 ездовых, от 2 до 4 копейщиков, стрелки из лука и пищалей, цепники, сражавшиеся в ближнем бою, и 2 щитника, прикрывавшие людей и лошадей.

Холодное и огнестрельное оружие гуситов:

Таким образом, повозки гуситов в случае необходимости очень быстро объединялись в один укреплённый лагерь, яростно огрызающийся на любые попытки атак. А потом вагенбург выпускал рои контратакующих воинов, которые могли погнать противника, либо, в случае неудачи, вернуться под защиту своей повозки.

Другой особенностью вагенбурга Жижки было массированное применение его защитниками огнестрельного оружия и наличие полевой артиллерии (которую Жижка и создал — первым в Европе). Так, зимой 1429-1430 года в войске гуситов имелись около 300 полевых артиллерийских орудий, 60 тяжелых крупнокалиберных бомбард и порядка 3 000 пищалей. Батареи небольших пушек (короткоствольные гауфницы и длинноствольное тарасницы) на деревянных колодах, установленные на направлении главного удара, буквально сметали атакующих. А для осады городов использовались бомбарды калибром до 850 миллиметров.

Ян Жижка стал также первым, кто применил артиллерийский маневр — быстрое перемещение установленных на телегах пушек с одного фланга на другой.

О том, насколько сложным было построение и оборона настоящего вагенбурга, говорит неудачная попытка использовать чешский опыт врагами гуситов в 1431 году — во время V Крестового похода.

Конница у гуситов была немногочисленной и использовалась в основном для разведки или преследования разбитого противника.

Считается, что именно Жижка в 1423 году разработал воинский устав — первым в Западной Европе.

Впереди его отрядов и даже впереди самого Жижки обычно шел священник Ян Чапек, сочинивший знаменитый гуситский гимн Ktož jsú Boží bojovníci? («Кто же божьи воины?»).

Что касается численности армии Яна Жижки, то в разное время она составляла от 4 до 8 тысяч человек. Но к ней часто присоединялось ополчение из окрестных сел и городов.

Сражения и победы Яна Жижки

В конце 1419 года Жижка, не сойдясь с более умеренными лидерами восставших, заключивших перемирие с королем, ушел из Праги в Плзень.

Когда в 1420 г. в 75 км от Праги на горе Табор был создан военный лагерь повстанцев, Ян Жижка стал одним из четырех гетманов таборитов, но фактически возглавил их. Уже тогда оспаривать его власть никому и в голову не приходило.

В марте 1420 г. при Судомерже повстанцы Жижки одержали первую победу: его отряд, состоявший всего из 400 человек, при отступлении от Пльзеня, отбил нападение 2 тысяч королевских рыцарей. Здесь табориты впервые успешно применили тактику вагенбурга.

А в июле 1420 года 4 тысячи повстанцев сумели разбить 30-тысячное войско крестоносцев на горе Витков у Праги, рядом с которой позже было основано селение Жижков. Теперь оно находится в составе Праги, а на горе Витков стоит памятник.

Ситуация тогда была следующей: пражане блокировали в крепости королевский гарнизон, и каждая из сторон надеялась на подмогу. Сигизмунд I, возглавивший Первый крестовый поход, вел к Праге, помимо своих войск, отряды бранденбургского, пфальцского, трирского, кёльнского и майнского курфюрстов, герцогов Австрии и Баварии, а также некоторое количество итальянских наёмников. Армий крестоносцев было две: одна наступала с северо-востока, другая — с юга.

На помощь гуситам шли табориты во главе с Жижкой. Первым пришел Жижка и, вопреки всеобщим ожиданиям, расположил свои отряды не за стенами Праги, а на Витковой горе, построив на ней окружённую рвом небольшую полевую крепость — два деревянных сруба, стены из камня и глины и ров. Первую атаку табориты отбили на глазах у пражан с большим уроном для противника, а во время второй крестоносцев с тыла атаковали воодушевлённые жители Праги. Победа была полной и безусловной, она привела к деморализации противников и провалу Крестового похода.

В ноябре повстанцы одержали ещё одну победу — при Панкраце и захватили Вышеград.

Так начиналась громкая слава Яна Жижки, и скоро дело дошло до того, что противники отступали, лишь узнав, чьи войска стоят перед ними.

Но при этом нарастали противоречия между различными группировками гуситов, и в 1421 году войска Жижки разгромили две радикальные секты: пикартов и адамитов.

Жижку не остановила даже потеря второго глаза при осаде города Роби в 1421 году:

После выздоровления Жижка продолжал сопровождать свои войска на специально сделанной для него повозке и руководил ими в сражениях.

В январе 1422 года его войска разгромили у Габра армию новых крестоносцев (Второй крестовый поход). Однако у города Кутна Гора его армия попала в критическое положение: горожане, которых он пришел защищать, перерезали гуситский гарнизон и открыли ворота крестоносцам. Оказавшись между двух огней, Жижка удивил противников ещё раз: поставив артиллерийские орудия на свои повозки, он под их залпы атаковал крестоносное воинство и прорвал неприятельские ряды. Преследовать его Сигизмунд не решился. Далее последовала серия мелких стычек, в которых крестоносцы неизменно несли большие потери. В конце концов пришельцы решили уйти из Чехии, бойцы Жижки отправились их провожать, а закончилось все настоящим бегством крестоносцев: их преследовали до Немецкого Брода, где католики бросили обоз из 500 повозок. Потом Жижка отогнал крестоносцев от города Жатец (Заац).

Ещё одну победу Жижка одержал на горе Владарь близ города Жлутиц: стремительная контратака привела к паническому бегству воинов противника. В результате этих побед Жижке удалось перенести боевые действия на территорию противника. А новый крестовый поход противникам гуситов удалось организовать лишь в 1425 году, после смерти Страшного Слепца.

Между тем в Праге продолжалась борьба умеренных гуситов с радикалами, которая закончилась казнью организовавшего дефенестрацию Яна Желивского. После чего пражане решили пригласить на вакантный трон вначале польского короля Ягайло, потом — великого князя Литовского Витовта. Те влезать в чешскую авантюру поостереглись, но Витовт решил взять эту страну чужими руками: направил в Прагу сына подвластного ему Новгород-Северского князя — Сигизмунда Корибутовича.

Дело в том, что Сигизмунд Люксембургский поддерживал тогда злейших врагов литовцев — Тевтонский орден, с которым как раз шла война. И ударить по нему с тыла показалось удачной идеей.

Сигизмунд Корибутович и «князь Фридрих из Руси»

С Корибутовичем пришел пятитысячный отряд из Великого княжества Литовского (в его составе оказались в основном русские, белорусы и украинцы). Видимо, с ним и прибыл русский командир гуситов князь Федор Острожский, который в европейских источниках именуется Фридрихом. Да и сам он себя стал потом так называть: «Фридрих, божьей милостью князь из Руси, пан на Весели» или «Фридрих, князь из Острога».

В Чехии эти воины находились на протяжении 8 лет. А вот с Федором было совсем интересно. Он много и активно воевал и попал в плен, из которого во время похода в Силезию в 1428 году его вызволил Прокоп Голый. В его армии Федор становится командиром отряда своих соотечественников. А потом князь вдруг переходит на сторону утраквистов.

Во время битвы у Трнавы 28 апреля 1430 года русский князь сражается против недавних союзников. Во главе венгерского отряда он прорвался внутрь вагенбурга «сирот» (о них — позже) и едва не разбил их, но его подчинённые слишком быстро переключились на грабеж имущества противника. В этом бою погиб командовавший «сиротками» Велек Кудельник. А в 1433 году мы снова видим Федора Острожского таборитским гетманом — он возглавляет гуситский гарнизон в словацком городе Жилина. В апреле он захватил город Ружомберок в северной Словакии, что вызвало панику в Пресбурге (Братиславе), где находилась супруга императора Сигизмунда — Барбара. В июне 1438 года Федор оказался в польской армии, направляющейся в Богемию для поддержки принца Казимира, претендующего на чешский трон. В следующем году он снова упоминается в числе бывших гуситских гетманов, которые на границе Моравии и Словакии сражаются против имперских войск Гаспара Шлика. А в 1460 году в наемном чешском отряде Младванека, нанятого австрийцами, находится «Вацлав, герцог Острожский из Руси» — вероятно, сын этого авантюриста.

Федор Острожский стал эпизодическим персонажем трилогии А. Сапковского «Божьи воины», причем в первой книге автор отзывается о нем с симпатией, а в третьей — уничижительно.

Но вернёмся к Сигизмунду Корибутовичу.

Как ни странно, ему почти удалось примирить враждующие стороны и навести порядок в стране. Но 27 сентября 1422 года Польша, Литва и тевтонцы заключили Мельнский мир, после чего присутствие литовского назначенца в Чехии стало для всех нежелательным. Его отъезд привел к новому витку противостояния в Чехии, и у города Горицы Ян Жижка разбил уже чашников.

В это время он разошелся во взглядах и с таборитами. Среди причин называется и такая:

(А. Ирасек, «Старинные чешские сказания».)

С верными ему войсками Жижка закрепился на северо-востока Чехии — в Градце Кралове (Малый Табор), где было основано Оребитское братство. Отсюда в середине 1423 года Жижка двинулся в Моравию и Венгрию. Через Малые Карпаты его армия вышла к Дунаю и далее проникла в Венгрию на расстояние 130-140 км. Однако здесь Жижка встретил упорное сопротивление, и потому счёл разумным вернуться в Чехию. Его враги сочли данную экспедицию неудачной и немедленно принялись готовиться к новой схватке. В июне 1424 года в Малешовской битве войска Жижки сошлись с пражанами и умеренными гуситами-каликстинцами (более известными как чашники). Те попытались атаковать вагенбург таборитов, но их ряды были расстроены спущенными с горы повозками с камнями. После артиллерийского обстрела пехотинцы Жижки окончательно опрокинули воинов чашников, кавалерия довершила разгром. После этой победы Жижка занял Прагу.

Между тем в Чехию неожиданно самовольно вернулся Сигизмунд Корибутович, что привело к некоторой стабилизации ситуации. Ягайло и Витовт конфисковали у него все имения, папа римский отлучил от церкви, но в Праге ему от этого было ни жарко, ни холодно. Отказавшись от синицы в руках, Корибутович выбрал журавля в небе.

Забегая вперёд, скажем, что журавля ему поймать так и не удалось, и, когда он вернулся на родину, то не угадал, выбирая между соперничавшими Сигизмундом Кейстутовичем и Свидригайдо Ольгердовичем, и был казнён по приказу Сигизмунда в 1435 году.

Читайте также:  История Чехии страны и государства

Гибель Яна Жижки

Ян Жижка был на вершине славы и не имел достойных противников ни в Чехии, ни за ее пределами, но жить ему оставалось всего несколько месяцев.

11 октября 1424 года во время осады Пршибислава Жижка умер от болезни, которую хронисты традиционно объявили чумой.

Сейчас на месте смерти великого полководца находится небольшой поселок Жижково Поле, где во второй половине XIX века был насыпан курган высотой 10 метров и установлен постамент, который венчает чаша. На камнях под конусной частью написаны названия выигранных им битв.

Historia Bohemica папы Пия II утверждает, что умирающий Жижка завещал, чтобы снятую с него кожу натянули на военный барабан — дабы он и после смерти мог наводить ужас на врагов. Жорж Санд утверждала, что видела письмо Фридриха II к Вольтеру, в котором король утверждал, что нашел этот барабан и в качестве одного из трофеев увез его с собой в Берлин. Вероятно все же, что мы имеем место с очередной исторической легендой.

Яна Жижку похоронили в церкви Святого Духа в Градце-Кралове, а затем тело перенесли в Часлав, где у могилы повесили его любимый шестопер.

В 1623 году, после поражения протестантов в битве на Белой Горе, Фердинанд II Габсбург распорядился разорить могилу чешского героя, но его предполагаемые останки были найдены в 1910 году.

Однако вернемся в XV век. Воины армии Жижки и члены общины оребитов после смерти своего вождя стали называть себя «сиротами». А. Ирасек так описывает их горе в «Старинных чешских сказаниях»:

Это невинное слово скоро стало известно всей Европе, и страх, который эти «сиротки» внушали своим противникам, был вовсе не детским. Во главе «сирот» вначале оказался Кунеш из Беловице, который действовал в тесном союзе с Яном Гвездой, командовавший таборитами. Однако наиболее известными лидерами левого крыла гуситов стали два Прокопа: Голый, известный также под прозвищем Великий, и Малый. Они одержали немало побед, но погибли в решающей битве с католиками и утраквистами в 1434 году.

О сражениях и «приятных прогулках» (spaniel jizdy) «сирот» и таборитов, их поражении и гибели вождей в трагической битве при Липанах мы поговорим в следующей статье.

Ян Жижка

чешский полководец, один из руководителей гуситского движения, национальный герой Чехии

  • 1360 661 год назад
  • 11 октября 1424 597 лет назад

Ян Жижка (Фрагмент картины Яна Матейко «Грюнвальдская битва», )

Ян Жижка по праву считается выдающимся военным талантом в чешской истории. Превосходный полководец с железной волей, он был крайне жесток при расправе с врагами. Сохранилось много рассказов о его мрачном характере и суровости, из-за чего он даже некоторое время носил прозвище «Страшный слепец».

Ян Жижка (чеш. Jan Žižka) родился в 1360 году (более точная дата не известна) в городе Троцнов Южной Чехии, в обедневшей дворянской семье. О большей части жизни Яна сведений практически не сохранилось. В 1410 году он в составе чешских добровольцев сражался против крестоносцев и отличился в Грюнвальдской битве (где лишился левого глаза), затем участвовал в походах венгров против турок и в войне англичан против французов.

К началу гуситских войн в Чехии Жижка уже обладал большим боевым опытом, успев много повоевать за пределами страны. Он примкнул к партии гуситов, став ближайшим сподвижником Яна Гуса. По мере нарастания борьбы Жижка стал одним из самых влиятельных военных деятелей гуситов (впоследствии – таборитов). После образования в 1420 году военного лагеря Табор, он стал одним из четырёх его гетманов, а фактически их главным полководцем и начал организованную борьбу чешского народа против крестоносцев (1419–1434).

Первой крупной победой войска таборитов под командованием Жижки было сражение у Судомержа в марте 1420 года. В этом бою табориты впервые применили полевое укрепление из повозок, которое стало для конных рыцарей неодолимым препятствием. Этот тактический прием Жижка и другие гетманы успешно применяли в ходе всех Гуситских войн.

В том же году войско Яна одержало еще одну значительную победу при обороне Витковой Горы, когда решался исход битвы за Прагу. Эта победа чешских воинов над превосходящими силами крестоносцев прославила военного вождя таборитов и продемонстрировала его полководческие способности. В декабре 1420 года Жижка стал первым гетманом таборитов.

Все последующие годы Ян непрерывно воюет, причем не только с королевским войском и крестоносцами, но и с противниками в рядах самого гуситского лагеря. Жижка умел быть безжалостным: он казнил и сжигал десятки людей. Постепенно в руках гетмана сосредотачивалась всё большая власть. Слава Жижки была такова, что порой, противник предпочитал даже не вступать с ним в бой.

Летом 1421 года при осаде замка Раби Жижка был ранен и потерял свой второй глаз. Хотя он окончательно ослеп, но остался во главе армии и продолжал отражать вторжения рыцарских отрядов в страну. Но силы понемногу покидали слепого полководца. Его последним победоносным сражением стала Малешовская битва в июне 1424 года.

За время своего гетманства Жижка создал постоянно действующую армию – хорошо организованную и обученную, отличавшуюся железной дисциплиной. Наряду с пехотой и кавалерией, в его войсках появились повозочный и пушкарский рода войск. Жижка разработал первый в Западной Европе воинский устав, который четко определял правила поведения воинов в бою, в походе и на отдыхе. Армия гуситов была приучена воевать и днем, и ночью, и в любую погоду.

Он стал одним из авторов военной тактики таборитов. Именно Жижка придумал использовать вагенбург – скрепленные цепями повозки в качестве оборонительного укрепления и захвата плацдарма для последующих атак. Также он умело применял боевую технику, в частности ввёл лёгкие пушки на повозках.

Умер Ян Жижка 11 октября 1424 года во время эпидемии чумы при осаде крепости Пршибислава в Чехии. Близ Пршибислава великому полководцу был воздвигнут памятник, а на холме Витков на севере Праги располагается Национальный мемориал с конной статуей Яна Жижки.

Ян Жижка — непобедимый слепой

Он остался во главе армии, даже когда потерял оба глаза, — и не проиграл ни одной битвы. Жижка наводил ужас на врагов и заслужил прозвище «Страшный слепец».

Рыцарь в тумане легенд

Чешский национальный герой Ян Жижка может составить конкуренцию другим одноглазым военачальникам — он так же, как Кутузов, Нельсон или Моше Даян, побеждал более многочисленного и лучше подготовленного врага. А вот по части легенд о своей жизни вождь армии гуситов обошёл их. Родился он около 1354 г. в бедной дворянской семье в Троцнове. Бедность сделала Жижку наёмником. Потом поговаривали, будто он потерял глаз в Грюнвальдской битве 1410 г., в которой сражался на стороне Польши, однако в действительности неясно, там ли он получил тяжёлое ранение. То, что Жижка жил войной, совершенно очевидно. По ещё одной легенде, он стал разбойником, когда вернулся в Чехию, но король Вацлав простил опытного воина и принял его на службу. С 1412 г. Жижка — бургомистр в Праге.

В то время чешский народ уже начал осознавать себя и сопротивляться засилью немецких феодалов (Богемия и Моравия входили в Священную Римскую империю во главе с немецкими императорами). Росло и недовольство католической церковью, вернее, диктатом папы и другими церковными порядками. Очередная легенда гласит, что Жижка ненавидел католиков-папистов, потому что некий монах соблазнил его сестру, и рыцарь хотел отомстить. Однако, судя по всему, он встал на сторону Яна Гуса и других критиков клира из национальных соображений — там, где вырос полководец, немцев ненавидели издавна, а последователи Гуса стремились к повышению роли чешского языка и чехов вообще.

Гуситские войны начинаются

Ян Гус (1369−1415) — богослов и ректор Пражского университета — сильно досаждал папе. В своих проповедях он разоблачал грехи клира, чтобы вернуть церковь на путь благодетели. Впоследствии похожие идеи привели к Реформации, так что великий понтифик беспокоился не зря. Гус выступал против платы за таинства, продажи индульгенций и церковных должностей, критиковал несправедливое обогащение церкви и бездумное подчинение священникам («Писание выше Папы»). За это папа и император Сигизмунд в 1415 г. обманом заманили чешского богослова в Констанц, где инквизиция обвинила его в ереси и сожгла на костре. Вскоре то же самое сделали и с его последователем Иеронимом.

После этого чехи начали роптать. Идеи гуситов при нейтральном отношении к ним короля Вацлава быстро распространялись по стране. Дворяне засматривались на церковные владения, и многие поддержали движение — вместе с Пражским сеймом они выступили против сожжения Гуса. Большое число гуситов собралось в 1419 г. под Прагой вокруг своих проповедников. Происходили беспорядки, попытки разгрома монастырей, изгнания папистов из храмов. В этих событиях участвовал и Ян Жижка. В том же году умер король Вацлав, но его брата — императора Сигизмунда — чехи своим королём не признали. Власть в стране приняли гуситы. Прага, Табор, Пльзень и другие города один за другим оказались в гуситском лагере. Стороны взялись за оружие.

«Страшный слепец» во главе армии

Папа Римский объявил крестовый поход против чешских еретиков. В ответ те собирали армию добровольцев для обороны. С мая 1420 г. её фактически возглавил Ян Жижка — один из четырёх гуситских гетманов. С ним было много и закалённых в боях рыцарей, и солдат — простых крестьян, хоть и воодушевлённых. Понадобилась изрядная изобретательность, чтобы сколотить из этих пехотинцев победоносную армию. Для начала Жижка нашёл тактический приём против тяжёлой кавалерии противника — фланги колонн на марше прикрывали повозки, которые в случае нападения выстраивались в так называемый «вагенбург», импровизированную крепость (у русских аналог этой конструкции назывался «гуляй-городом»).

Жижка первым стал широко использовать вагенбурги и модернизировал их: повозки сцеплялись между собой цепями или ремнями, ставились ряд за рядом, а самое главное — наделялись отдельными экипажами до 15 человек (командир, возничий, стрелки, пикинеры, щитники). Повозки, как танки, прикрывали пехоту, кавалерию и орудия, а в ряде случаев могли и давить врагов. Очень быстро вагенбург доказал свою эффективность: в первом же серьёзном бою, битве при Судомерже 25 марта 1420 г., около 400 гуситов при 12 повозках заставили понести тяжёлые потери и отступить не менее 700 католических всадников. Впоследствии в сражениях участвовали сотни возов.

Одноглазый, среднего роста, но крепкий и с железным шестопёром в руках, Жижка после нескольких небольших побед стал лидером, вокруг которого сплотились все воины-гуситы. Он использовал их доверие с умом. Полководец написал первый в Европе армейский полевой устав, первым начал широко применять огнестрельное оружие, установил жесточайшую и равную для всех дисциплину (даже проституток изгнали из войск!).

Не раз Жижка казнил провинившихся. Кроме того, он отлично умел использовать особенности ландшафта и выбирал лучшие позиции для сражений. Гетман не забывал и о политике (хотя лишь когда это касалось армии, так как политикой как таковой или богатствами он не интересовался): он жестоко подавлял сектантство, чтобы предотвратить раскол гуситов. При этом Жижка не жалел и себя — в 1421 г. при осаде замка Раби он потерял второй глаз. Тем не менее полководец остался во главе армии и вёл людей, а попутно учил своих будущих преемников видеть так, как всё видит полководец, ведь ему приходилось пользоваться их зрением.

Раз за разом гуситы разбивали многочисленные войска императора, которые тот посылал в Богемию: в 1421 г. разгромили армию Сигизмунда под Прагой, затем разбили ещё один отряд и взяли Вышеград, в 1422 г. победили католиков у Габра и при Немецком Броде. Немцы, австрийцы, венгры и итальянцы — никто не мог одолеть гуситов под командованием Яна Жижки — «Страшного слепца». В конце концов чехи даже вторглись в немецкие княжества и совершили там опустошительный набег. Император оказался совершенно не властен над Чехией, а папа, должно быть, рвал и метал, так как лишился всех церковных владений в этой стране. Гуситы пожгли и разграбили немало монастырей и храмов, так как их роскошь считали символом церковного грехопадения.

Читайте также:  Аэропорт Прага онлайн табло, как добраться, официальный сайт

Возможно, гуситы и добились бы целей своей войны, если бы не чума. Она сильно потрепала армию, но хуже всего — убила непобедимого Яна Жижку. Он заразился во время осады Пржибыслава и скончался 11 октября 1424 г. Об этом хронист Эней Сильвий сочинил (или повторил) ещё одну легенду — будто бы перед смертью гетман просил изготовить из его кожи военный барабан, чтобы и дальше вдохновлять воинов в бою. В эту историю верили многие, а Фридрих II даже писал, будто нашёл и купил в Праге тот самый барабан.

Гуситские войны продолжались ещё много лет, и империя не могла одолеть «еретиков», пока они не сделали это сами. Войны закончились в 1434 г. поражением радикальных гуситов в битве у Липан — в союзе с католиками их разбили свои же, умеренные гуситы, которые желали переговоров и мира, пусть даже на компромиссных условиях. Так и получилось. Гуситы не добились Реформации, но получили право исповедовать свой вариант христианства. Им пришлось признать королём Сигизмунда, и Чехия осталась в основном католической страной, но церковь так и не вернула свои земли. А «Страшный слепец» стал героем, который воодушевлял чехов и внушал страх их врагам ещё много столетий.

Ян Жижка. Страшный Слепец и отец «сирот»

Ян Жижка и табориты

Жижка быстро завоевал авторитет в среде восставших, став признанным военным лидером их левого крыла — таборитов. Всеобщее уважение он завоевал в том числе и личной храбростью: до тех пор, пока Жижка не потерял второй глаз, он всегда лично принимал участие в боях, сражаясь не мечом, а шестопером.

Именно Жижка сумел создать настоящую армию из разрозненных и плохо вооруженных повстанцев, собиравшихся у горы Табор.

Армия Яна Жижки

Как известно, Ян Жижка, имея под своим командованием, помимо некоторого количества рыцарей, множество не обученных военному делу и слабовооруженных горожан и крестьян, добился огромных успехов в войнах с профессиональными армиями. Своим успехам он был обязан новой тактике, предусматривающей широкое применение в полевых сражениях вагенбургов.

Во-первых, возы в армии Жижки сцеплялись между собой цепями и ремнями: переднее колесо одной телеги соединялось с задним колесом соседней. Во-вторых, и это главное, вагенбург Жижки состоял из отдельных тактических единиц — десятков и рядов повозок. Ряды повозок в случае необходимости могли организовать свой отдельный вагенбург. И десятки, и ряды имели своих командиров.

Экипажи повозок, численность которых доходила до 20 человек, были постоянными (а не набирались перед боем из случайных людей) и немало времени проводили в тренировках по отработке построения общего вагенбурга.

Закреплённые за повозкой воины, подобно экипажу современного танка, имели различные боевые специальности, и каждый из них выполнял только поставленную перед ним задачу, не отвлекаясь на посторонние. В составе экипажа были командир, 2 ездовых, от 2 до 4 копейщиков, стрелки из лука и пищалей, цепники, сражавшиеся в ближнем бою, и 2 щитника, прикрывавшие людей и лошадей.

Холодное и огнестрельное оружие гуситов:

Таким образом, повозки гуситов в случае необходимости очень быстро объединялись в один укреплённый лагерь, яростно огрызающийся на любые попытки атак. А потом вагенбург выпускал рои контратакующих воинов, которые могли погнать противника, либо, в случае неудачи, вернуться под защиту своей повозки.

Другой особенностью вагенбурга Жижки было массированное применение его защитниками огнестрельного оружия и наличие полевой артиллерии (которую Жижка и создал — первым в Европе). Так, зимой 1429-1430 года в войске гуситов имелись около 300 полевых артиллерийских орудий, 60 тяжелых крупнокалиберных бомбард и порядка 3 000 пищалей. Батареи небольших пушек (короткоствольные гауфницы и длинноствольное тарасницы) на деревянных колодах, установленные на направлении главного удара, буквально сметали атакующих. А для осады городов использовались бомбарды калибром до 850 миллиметров.

Ян Жижка стал также первым, кто применил артиллерийский маневр — быстрое перемещение установленных на телегах пушек с одного фланга на другой.

О том, насколько сложным было построение и оборона настоящего вагенбурга, говорит неудачная попытка использовать чешский опыт врагами гуситов в 1431 году — во время V Крестового похода.

Конница у гуситов была немногочисленной и использовалась в основном для разведки или преследования разбитого противника.

Считается, что именно Жижка в 1423 году разработал воинский устав — первым в Западной Европе.

Впереди его отрядов и даже впереди самого Жижки обычно шел священник Ян Чапек, сочинивший знаменитый гуситский гимн Ktož jsú Boží bojovníci? («Кто же божьи воины?»).

Что касается численности армии Яна Жижки, то в разное время она составляла от 4 до 8 тысяч человек. Но к ней часто присоединялось ополчение из окрестных сел и городов.

Сражения и победы Яна Жижки

В конце 1419 года Жижка, не сойдясь с более умеренными лидерами восставших, заключивших перемирие с королем, ушел из Праги в Плзень.

Когда в 1420 г. в 75 км от Праги на горе Табор был создан военный лагерь повстанцев, Ян Жижка стал одним из четырех гетманов таборитов, но фактически возглавил их. Уже тогда оспаривать его власть никому и в голову не приходило.

В марте 1420 г. при Судомерже повстанцы Жижки одержали первую победу: его отряд, состоявший всего из 400 человек, при отступлении от Пльзеня, отбил нападение 2 тысяч королевских рыцарей. Здесь табориты впервые успешно применили тактику вагенбурга.

А в июле 1420 года 4 тысячи повстанцев сумели разбить 30-тысячное войско крестоносцев на горе Витков у Праги, рядом с которой позже было основано селение Жижков. Теперь оно находится в составе Праги, а на горе Витков стоит памятник.

Ситуация тогда была следующей: пражане блокировали в крепости королевский гарнизон, и каждая из сторон надеялась на подмогу. Сигизмунд I, возглавивший Первый крестовый поход, вел к Праге, помимо своих войск, отряды бранденбургского, пфальцского, трирского, кёльнского и майнского курфюрстов, герцогов Австрии и Баварии, а также некоторое количество итальянских наёмников. Армий крестоносцев было две: одна наступала с северо-востока, другая — с юга.

На помощь гуситам шли табориты во главе с Жижкой. Первым пришел Жижка и, вопреки всеобщим ожиданиям, расположил свои отряды не за стенами Праги, а на Витковой горе, построив на ней окружённую рвом небольшую полевую крепость — два деревянных сруба, стены из камня и глины и ров. Первую атаку табориты отбили на глазах у пражан с большим уроном для противника, а во время второй крестоносцев с тыла атаковали воодушевлённые жители Праги. Победа была полной и безусловной, она привела к деморализации противников и провалу Крестового похода.

В ноябре повстанцы одержали ещё одну победу — при Панкраце и захватили Вышеград.

Так начиналась громкая слава Яна Жижки, и скоро дело дошло до того, что противники отступали, лишь узнав, чьи войска стоят перед ними.

Но при этом нарастали противоречия между различными группировками гуситов, и в 1421 году войска Жижки разгромили две радикальные секты: пикартов и адамитов.

Жижку не остановила даже потеря второго глаза при осаде города Роби в 1421 году:

После выздоровления Жижка продолжал сопровождать свои войска на специально сделанной для него повозке и руководил ими в сражениях.

В январе 1422 года его войска разгромили у Габра армию новых крестоносцев (Второй крестовый поход). Однако у города Кутна Гора его армия попала в критическое положение: горожане, которых он пришел защищать, перерезали гуситский гарнизон и открыли ворота крестоносцам. Оказавшись между двух огней, Жижка удивил противников ещё раз: поставив артиллерийские орудия на свои повозки, он под их залпы атаковал крестоносное воинство и прорвал неприятельские ряды. Преследовать его Сигизмунд не решился. Далее последовала серия мелких стычек, в которых крестоносцы неизменно несли большие потери. В конце концов пришельцы решили уйти из Чехии, бойцы Жижки отправились их провожать, а закончилось все настоящим бегством крестоносцев: их преследовали до Немецкого Брода, где католики бросили обоз из 500 повозок. Потом Жижка отогнал крестоносцев от города Жатец (Заац).

Ещё одну победу Жижка одержал на горе Владарь близ города Жлутиц: стремительная контратака привела к паническому бегству воинов противника. В результате этих побед Жижке удалось перенести боевые действия на территорию противника. А новый крестовый поход противникам гуситов удалось организовать лишь в 1425 году, после смерти Страшного Слепца.

Между тем в Праге продолжалась борьба умеренных гуситов с радикалами, которая закончилась казнью организовавшего дефенестрацию Яна Желивского. После чего пражане решили пригласить на вакантный трон вначале польского короля Ягайло, потом — великого князя Литовского Витовта. Те влезать в чешскую авантюру поостереглись, но Витовт решил взять эту страну чужими руками: направил в Прагу сына подвластного ему Новгород-Северского князя — Сигизмунда Корибутовича.

Дело в том, что Сигизмунд Люксембургский поддерживал тогда злейших врагов литовцев — Тевтонский орден, с которым как раз шла война. И ударить по нему с тыла показалось удачной идеей.

Сигизмунд Корибутович и «князь Фридрих из Руси»

С Корибутовичем пришел пятитысячный отряд из Великого княжества Литовского (в его составе оказались в основном русские, белорусы и украинцы). Видимо, с ним и прибыл русский командир гуситов князь Федор Острожский, который в европейских источниках именуется Фридрихом. Да и сам он себя стал потом так называть: «Фридрих, божьей милостью князь из Руси, пан на Весели» или «Фридрих, князь из Острога».

В Чехии эти воины находились на протяжении 8 лет. А вот с Федором было совсем интересно. Он много и активно воевал и попал в плен, из которого во время похода в Силезию в 1428 году его вызволил Прокоп Голый. В его армии Федор становится командиром отряда своих соотечественников. А потом князь вдруг переходит на сторону утраквистов.

Во время битвы у Трнавы 28 апреля 1430 года русский князь сражается против недавних союзников. Во главе венгерского отряда он прорвался внутрь вагенбурга «сирот» (о них — позже) и едва не разбил их, но его подчинённые слишком быстро переключились на грабеж имущества противника. В этом бою погиб командовавший «сиротками» Велек Кудельник. А в 1433 году мы снова видим Федора Острожского таборитским гетманом — он возглавляет гуситский гарнизон в словацком городе Жилина. В апреле он захватил город Ружомберок в северной Словакии, что вызвало панику в Пресбурге (Братиславе), где находилась супруга императора Сигизмунда — Барбара. В июне 1438 года Федор оказался в польской армии, направляющейся в Богемию для поддержки принца Казимира, претендующего на чешский трон. В следующем году он снова упоминается в числе бывших гуситских гетманов, которые на границе Моравии и Словакии сражаются против имперских войск Гаспара Шлика. А в 1460 году в наемном чешском отряде Младванека, нанятого австрийцами, находится «Вацлав, герцог Острожский из Руси» — вероятно, сын этого авантюриста.

Федор Острожский стал эпизодическим персонажем трилогии А. Сапковского «Божьи воины», причем в первой книге автор отзывается о нем с симпатией, а в третьей — уничижительно.

Но вернёмся к Сигизмунду Корибутовичу.

Как ни странно, ему почти удалось примирить враждующие стороны и навести порядок в стране. Но 27 сентября 1422 года Польша, Литва и тевтонцы заключили Мельнский мир, после чего присутствие литовского назначенца в Чехии стало для всех нежелательным. Его отъезд привел к новому витку противостояния в Чехии, и у города Горицы Ян Жижка разбил уже чашников.

В это время он разошелся во взглядах и с таборитами. Среди причин называется и такая:

(А. Ирасек, «Старинные чешские сказания».)

С верными ему войсками Жижка закрепился на северо-востока Чехии — в Градце Кралове (Малый Табор), где было основано Оребитское братство. Отсюда в середине 1423 года Жижка двинулся в Моравию и Венгрию. Через Малые Карпаты его армия вышла к Дунаю и далее проникла в Венгрию на расстояние 130-140 км. Однако здесь Жижка встретил упорное сопротивление, и потому счёл разумным вернуться в Чехию. Его враги сочли данную экспедицию неудачной и немедленно принялись готовиться к новой схватке. В июне 1424 года в Малешовской битве войска Жижки сошлись с пражанами и умеренными гуситами-каликстинцами (более известными как чашники). Те попытались атаковать вагенбург таборитов, но их ряды были расстроены спущенными с горы повозками с камнями. После артиллерийского обстрела пехотинцы Жижки окончательно опрокинули воинов чашников, кавалерия довершила разгром. После этой победы Жижка занял Прагу.

Читайте также:  Млада Болеслав Чехия достопримечательности города на карте, отзывы

Между тем в Чехию неожиданно самовольно вернулся Сигизмунд Корибутович, что привело к некоторой стабилизации ситуации. Ягайло и Витовт конфисковали у него все имения, папа римский отлучил от церкви, но в Праге ему от этого было ни жарко, ни холодно. Отказавшись от синицы в руках, Корибутович выбрал журавля в небе.

Забегая вперёд, скажем, что журавля ему поймать так и не удалось, и, когда он вернулся на родину, то не угадал, выбирая между соперничавшими Сигизмундом Кейстутовичем и Свидригайдо Ольгердовичем, и был казнён по приказу Сигизмунда в 1435 году.

Гибель Яна Жижки

Ян Жижка был на вершине славы и не имел достойных противников ни в Чехии, ни за ее пределами, но жить ему оставалось всего несколько месяцев.

11 октября 1424 года во время осады Пршибислава Жижка умер от болезни, которую хронисты традиционно объявили чумой.

Сейчас на месте смерти великого полководца находится небольшой поселок Жижково Поле, где во второй половине XIX века был насыпан курган высотой 10 метров и установлен постамент, который венчает чаша. На камнях под конусной частью написаны названия выигранных им битв.

Historia Bohemica папы Пия II утверждает, что умирающий Жижка завещал, чтобы снятую с него кожу натянули на военный барабан — дабы он и после смерти мог наводить ужас на врагов. Жорж Санд утверждала, что видела письмо Фридриха II к Вольтеру, в котором король утверждал, что нашел этот барабан и в качестве одного из трофеев увез его с собой в Берлин. Вероятно все же, что мы имеем место с очередной исторической легендой.

Яна Жижку похоронили в церкви Святого Духа в Градце-Кралове, а затем тело перенесли в Часлав, где у могилы повесили его любимый шестопер.

В 1623 году, после поражения протестантов в битве на Белой Горе, Фердинанд II Габсбург распорядился разорить могилу чешского героя, но его предполагаемые останки были найдены в 1910 году.

Однако вернемся в XV век. Воины армии Жижки и члены общины оребитов после смерти своего вождя стали называть себя «сиротами». А. Ирасек так описывает их горе в «Старинных чешских сказаниях»:

Это невинное слово скоро стало известно всей Европе, и страх, который эти «сиротки» внушали своим противникам, был вовсе не детским. Во главе «сирот» вначале оказался Кунеш из Беловице, который действовал в тесном союзе с Яном Гвездой, командовавший таборитами. Однако наиболее известными лидерами левого крыла гуситов стали два Прокопа: Голый, известный также под прозвищем Великий, и Малый. Они одержали немало побед, но погибли в решающей битве с католиками и утраквистами в 1434 году.

О сражениях и «приятных прогулках» (spaniel jizdy) «сирот» и таборитов, их поражении и гибели вождей в трагической битве при Липанах мы поговорим в следующей статье.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Ян Жижка — средневековый изобретатель танков

XV век стал одним из самых кровопролитных в истории Средневековой Европы: Франция и Англия схлестнулись в цепях сражений на западе, Центральная Европа всколыхнулась от гуситских войн, и неудивительно, что в таких условиях появились люди с неслыханными тактическими способностями. Одним из таких был чешский народный герой Ян Жижка, чей подход к сражениям изменил военное ремесло раз и навсегда.

В 1360 году, в нынешнем Троцнове, расположенном в Чехии, у пары небогатых дворян из рода Жижек появился сын. Предание говорит, что схватки у его матери начались во время страшной бури, а само рождение происходило в дубовой роще.

Его назвали Яном, и вряд ли его родители или он сам подозревали, что Ян Жижка забьет самый большой гвоздь в крышку гроба рыцарской эпохи. Несмотря на то, что многие считают его просто очередным полководцем и локальной исторической личностью, влияние Яна Жижки на военное дело, особенно европейское, куда глубже.

Памятник Яну Жижке

Ян Жижка до гуситских войн

О ранней жизни чешского героя известно совсем немного: заложил часть своих земель и уехал в Прагу, где служил лично Вацлаву Четвертому в качестве пажа. Был женат, овдовел, имел дочь, которую выдал за богатых дворян, а потом ушел в наемники.

Началом военной карьеры можно, пусть и весьма условно, назвать самое начало 15 века, когда будущий воевода занимался разбоем. По меркам мелких дворян в ту эпоху это было совершенно обычным делом: Вацлав Четвертый, в тот момент правивший Чехией, был известным алкоголиком, имел слабый характер, и страна стремительно нищала.

Уже здесь прослеживаются главные черты Жижки, как личности: смелость, смешивающаяся с жестокостью, прагматичность, скрещенная с безбашенностью. Фактически, он продал мелкое имение, чтобы вырваться вверх за счет службы королю, но осознав, что дело гиблое — ушел от королевского двора, позаботившись о своем ребенке, чтобы грабить караваны торговцев в составе небольшого отряда простолюдинов и таких же мелких дворян, как и он.

Ян Жижка

Но в 1409 году он был пойман под Ческе-Будеёвице. По закону его должны были повесить, но Ян Жижка был амнистирован по велению самого короля Вацлава. До конца неизвестно, что именно привело к такому исходу событий: связи при дворе со времен бытия пажем или дочь, удачно выданная за богатых и знатных феодалов из рода Рогачей.

Так или иначе, Жижка, освободившись, собирает отряд наемников и отправляется в Польшу. Там он принимает участие в Грюнвальдской Битве, результат которой позволил Великому княжеству Литовскому и Польскому Королевству покончить с Тевтонским орденом.

Жижка сначала принимал участие в переговорах между двумя сторонами, а потом, как и многие другие восточноевропейские наемники – бился на стороне поляков и литовцев со своим небольшим отрядом. Потом он участвовал в борьбе венгров с турками, а также, по сведениям некоторых источников, приложил свою руку к битве при Айзенкуре на стороне англичан.

Пражские восстания и гуситские войны

Вацлав Четвертый умер, и его трон унаследовал Сигизмунд, который был крайне консервативным и жестким монархом. Ян Жижка вернулся в Прагу, ко двору Вацлава, и вошел в социальный круг его жены. Именно в этот период Жижка познакомился с Яном Гусом, который проповедовал нестяжательство и указывал на то, что католическая церковь погрязла в лихоимстве и жадности. В 1415 году терпение католиков лопнуло, и они, обвинив Гуса в ереси, отправили его на костер.

В конце июля 1419 года столицу Чехии охватила цепочка кровавых восстаний после того, как управа города отвергла поправки и требования коалиции реформаторов. Закончилось все прозаично: демонстранты ворвались в ратушу и начали вышвыривать членов совета из окон прямо на ряды копий и пик своих соратников.

Первая Пражская дефенестрация 1419 г. С картины Адольфа Либшера (1857—1919) «Восстание у Новоместской ратуши 30 июля 1419 года»

Хроники подверждают, что Ян Жижка в восстании участвовал не на последних ролях и потому был избран на роль воеводы гуситов, приняв членство наиболее радикального гуситского движения. Решение гуситов было крайне удачным: Ян Жижка на своем веку успел поработать и с опытными наемниками, и с регулярными армиями, и с недисциплинированными разбойниками.

Он реорганизовал гуситские отряды, натренировал их и перевооружил, написал для гуситских солдат устав. Он основал цепочку укреплений и лагерь на горе Табор, и во время битвы в Судомерже в 1420 одержал первую решительную победу над крестоносцами.

После победы под Судомерже произошла битва на горе Витков, которая изменила историю военного дела: Жижка с 4 тысячами солдат уничтожил войско из 30 тысяч крестоносцев, не позволяя Сигизмунду довести войска до Праги. В одной из последующих битв он потерял правый глаз, но это не остановило его от командования армией.

Далее, осенью он нанес решительное поражение императору под Панкрацем и взял замок Вышеград, после чего Чехия и Моравия перешли под полный контроль гуситов. Под Дойчбродом Жижка потерял второй глаз. Будучи суровым и крепким человеком, он не остановился даже после этого: на специальной лошади или повозке он ехал вместе со своими солдатами в битвы. И враги, и друзья прозвали его «Страшным слепцом» за жесткий характер.

Крестоносцам пришлось отступить, но Сигизмунд не сдавался: он собрал серьезную армию наемников и был объявлен второй крестовый поход на Чехию. Первой целью стал город Кутна-Гора, которую к подходу войск Сигизмунда уже успел занять Жижка. Но лояльные Сигизмунду католики убили часть гуситского гарнизона и впустили в город имперских наемников.

Быстро оценив свои шансы на победу, гуситский полководец понял, что ему придется вырываться из окружения. В этом сражении впервые в истории человечества был применен артиллерийский маневр: таборы расцепили, загрузили в них всю возможную артиллерию и солдат, и, дождавшись подхода немцев, дали залп. После этого повозки прорвались с боем через оцепление.

Империя терпела одно поражение за другим, и так продолжалось до тех пор, пока Ян Жижка не рассорился с умеренными гуситами и не умер от чумы, осаждая Пршибислав. Папа Пий упоминал, что умирая, полководец завещал снять с него кожу и натянуть ее на боевой барабан, чтобы даже после смерти он мог наводить ужас на врагов своей родины.

Вагенбурги Яна Жижка

Секретом многочисленных побед были вагенбурги, или, как сами чехи их называли, таборы. Суть приспособления была проста: в обоз садились около двадцати бойцов, вооруженных алебардами, пиками, цепами на длинном древке, пищалями и арбалетами. В стенах повозок имелись прорези для стрельбы, а поверх стен можно было наносить удары древковым оружием.

Каждый такой обоз превращался в мобильную крепость, которая становилась непреодолимым препятствием для вражеской конницы и пехоты. Более того, Жижка скреплял возы цепями и выставлял их кругом или прямоугольником, а внутри такого передвижного бастиона располагал войска. Такая мобильная крепость называлась вагенбургом.

Жижка дожидался атаки вражеской кавалерии и пехоты, которым приходилось идти в бой под плотным огнем. Но ни конница, ни пехота не была способна взять обозы достаточно быстро. После того, как строй крестоносцев редел, а войска теряли боевой дух, из самих вагенбургов выходили гуситы и добивали оставшиеся вражеские войска.

Такая тактика позволяла не только превратить мощнейший род войск, которым являлась тогда кавалерия, в бесполезную трату денег, но и делала арбалеты и пищали более эффективными: стрелок не нуждался в передислокации или защите, и мог спокойно перезарядить свое оружие.


Именно успех этих приспособлений привел к появлению других военных машин, начиная с тачанок, использовавшихся во время Революции в России, и заканчивая современными бронетранспортерами и танками. И несмотря на то, что подобные устройства упоминались во многих летописях и до Жижки, именно его подход и решительные победы над кавалерией в самом центре Европы вписали в сознание европейцев образ передвижной крепости с артиллерией.

Ссылка на основную публикацию